Театр — это жизнь в миниатюре

Театр всегда казался мне чем-то особенным и таинственным, а актеры – посланниками из космоса, способными проживать в одной жизни сразу несколько абсолютно разных… И теперь все загадки передо мной, как на ладони. Я оказалась в списке приглашенных на пресс-тур по Архангельскому театру драмы им. М.В. Ломоносова. Не скрывая восторга от увиденного, спешу провести экскурсию по «закулисному миру» для читателя и немного пофилософствовать.

Константин Сергеевич Станиславский говорил: «Театр начинается в вешалки». А я в дополнение к этой мысли сказала бы: «Театр начинается с любви». Здесь любовью к своему делу дышит каждый: костюмеры, гримеры, и, конечно, режиссеры и актеры. Проводником в мир театральной жизни для участников пресс-тура стал актер Константин Владимирович Феофилов.

Путь начался с «аллеи» известных актеров, проживших большую театральную жизнь. «Аллея бриллиантов театра» привела в музей. Старинные афиши, костюмы времен XIX века, к которым можно даже прикоснуться!

Все это — память о прошлом. А какое настоящее? Проходим известное малахитовое фойе и видим театр с высоты птичьего полета. Наверное, этот момент можно назвать самым впечатляющим: меняется угол зрения на театральную площадку.

Сцена Архангельского театра драмы считается одной из самых крупных в России. Только представьте, оказывается площадь главной сцены составляет практически 1 километр!

Здесь как в жизни: тысячи трудностей и преград на пути к успеху. Декорации, свет, звук — все важно связать до сотой доли секунды. На сцене есть разметка движений и границы передвижений актеров. Этакая «идеальная» жизнь: известен каждый будущий шаг. Главное — не ошибиться. Кстати, на этот счет актеры очень суеверны. Актерскими приметами поделился Константин Владимирович и отметил самый главный страх — забыть текст.

И тут я задумалась: хорошо бы в реальной жизни иметь возможность хотя бы парочки репетиций предстоящих жизненных испытаний. У актеров есть целые месяцы проб и ошибок. Вернее, месяцы упорного каждодневного труда: читки текста, его запоминания, «вживания» в роль и воплощения на сцене.

Никогда не задумывалась, что актеры и режиссеры перед началом репетиций глубоко анализируют текст: разбирают по крупинкам мотивы и поступки действующих лиц, пытаются «услышать» истинный голос автора и отделить его от потока чужих мыслей. Такой процесс удалось увидеть на одном из чтений текста будущей постановки Анастаса Кичика.

«Все выкрашено в черный, чтобы ничего не отвлекало зрителя от действия на сцене», — рассказывает Константин Владимирович.

Черные стены и сцена напомнили мне чистый холст художника. Творцы не только режиссеры и актеры, но и осветители. Прожектор выхватывает героя на сцене — так начинается рождение сценического действия.

Из «сердца» театра отправляемся в длинные потоки гримерных, костюмерных и мастерских комнат. Здесь творится та самая театральная «магия» и возникает некое чувство творческой сопричастности. Театр — это не только сцена. Театр — это искусство костюма и искусство грима. Сотни, возможно, и тысячи костюмов сшиты в мастерских театра. Достойно восхищения: день за днем рисуются эскизы и шьются новые образы. Пожалуй, стоит увидеть своими глазами, чем читать долгие описания…

К слову, 85 театральный сезон берет курс на Просвещение: ожидаются встречи звезд театра и кино со зрителями, фестивали, открытые читки, выставки и лектории об искусстве. «Сегодня очень важно изучать не только истоки искусств, но и векторы развития нашего мира, страны, города. Мы будем улучшать наше пространство», — отмечает директор театра Сергей Александрович Самодов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *