Иллюзия обмана: как на самом деле живут главные редакторы

Иллюзия обмана: как на самом деле живут главные редакторы

Быть колумнистом глянца — сплошной праздник. Именно так думают многие, а когда-то и я. Сегодня без купюр рассказываю о трудовых буднях работников глянца, развенчиваю мифы о невыносимой легкости их бытия, дорогих подарках и баснословных заработках.

ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЁЗДАМ 

На заре моей студенческой жизни, когда «деревья были большими», а я начинающим автором молодёжных изданий, судьба свела меня с глянцевой журналистикой. Она казалась мне величайшим будущим, которое могло бы быть по окончании высшего филологического. Тогда в расслабленном режиме фриланса 3000-5000 рублей в месяц за 5-6 материалов (интервью, отчеты, репортажи) были хорошим бонусом к стипендии. 

Я оборачиваюсь назад. Прошло уже шесть лет моей журналистской жизни. Это было время роста, взлетов и падений. Сегодня я падаю. Мой мир волшебных иллюзий рушится о суровую реальность. 

Будучи долгое время внештатницей (то есть официально безработной) нескольких журналов и газет я решила, что в своей жизни надо что-то менять, начать серьёзно зарабатывать и наконец-то официально трудоустроиться. Гонорары в 1000-1500 рублей за материал уже не устраивали, а вакансий журналиста не было ни в моем городе, ни в ближних его пределах. Я чувствовала, что нужно либо менять сферу деятельности, либо место жительства. Но ни на то, ни на другое не хватало решимости. И вот оно заветное предложение, на которое я ответила ДА.

VENI, VIDI, VICI

Если Аня не идет на работу, то работа идет к ней. Буквально через пару недель после принятия решения о начале ухода в карьеру, я оказалась на должности, о которой не могла и мечтать (точнее только мечтать и могла). Это моя история вкратце. Но все же вернемся к детальному ее рассмотрению.

Мою не успевшую затянуться депрессию в одно утро разрушило сообщение содержания примерно следующего: «Анна, здравствуйте! Вас порекомендовало издание N (название условно). Хотели бы пригласить Вас в качестве журналиста на работу в новый глянцевый журнал».

Реакция была скептическая: меня пригласили работать в проект, который на тот момент даже не имел названия. Но любопытства ради я решила не пропускать собеседование и, взяв портфолио, отправилась на встречу приключениям.

Я ехала с волнительным ожиданием того, что попаду в редакцию, как в фильме «Дьявол носит Prada», где на собеседовании меня будет ждать деспотичный редактор. А с моим нулевым стажем официальной работы ничего не светит, думала я.

В  реальности все оказалось куда прозаичней. Маленький офис, добродушный руководитель, который даже и не взглянул на мое внушительное портфолио. Зачем я брала кипу журналов?

Собеседование превратилось в совершенно неофициальный диалог, в ходе которого мне задали вопрос: «Рассматриваете должность главного редактора?»

И все как в тумане… Эмоции взяли верх над разумом. Ни финансовую сторону вопроса, ни объем работы я уже не брала в расчет. Новый проект: все будет так, как хочу я! Условия сладкие! Я соглашаюсь, не взвесив всю ответственность, которая легла на мои плечи с той самой минуты. Ведь, как говорится в профильном производственном романе «Дьявол носит Prada»: «миллионы девушек во всем мире мечтают получить эту работу». 

И вот он – мой опыт главреда – среди опытных активных газетно-журнальных «перьев». Все местные светские обозреватели солидные дяди и тети, а тут «молодая кровь». Волнительно! Меня пугало даже не то, как оценит публика, а то, как оценят те, с кем работала раньше. Но, видимо, оценили. Скопированные дизайн-решения то и дело попадаются в проектах «с именем».

После выхода дебютного номера все закрутилось в бешеном темпе. Презентации, светские мероприятия, клиенты, верстка и складывание букв в интересные красивые слова в режиме non stop. И, конечно, первые гонорары…

О гонорарах в приличном обществе говорить почти перестали, чтобы не попасть в конфузное положение. Но, к счастью, еще есть места, где все говорится открыто и честно (например, здесь).

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР — это красивая обёртка, под которой скрывается совсем невкусная (дешевая) конфета. Многим кажется, что это высокооплачиваемая работа со ставкой не меньше 50 000 рублей. Но если и есть такие гонорары (а они, безусловно, есть), то к Архангельской области и другим провинциям не относятся. В моем случае разделим эту цифру на… Впрочем, разговор действительно принимает конфузное положение.

К счастью, еще есть возможность спорить с судьбой и тарифной сеткой. Тут вступает искусство переговоров, а также фактор важности и нужности конкретного сотрудника изданию.

Стандартная такса — рубль/знак для небольшого текста, но с учетом перманентного кризиса даже в самых приличных местах гонорары стали насчитывать по формуле «только печатные знаки без пробелов и минус 13% налога».

В нынешних условиях редакции не держат штат журналистов. В основном работают фрилансеры, которые еще нарабатывают портфолио, готовы гипероперативно генерировать тексты и согласны на любой гонорар ради минуты славы (заветной подписи имени и фамилии в числе авторов журнала). В постоянные авторы пробиваются лишь единицы, готовые много трудиться. Тем, кто мечтает получать сказочные гонорары — рекомендую прекращать писать пресс-релизы и немедленно уходить в маркетинг.

К слову, главный редактор работает с большим количеством внештатников: стилистами, фотографами, моделями, корреспондентами и даже графическими дизайнерами. Отсюда каждый номер — новый стиль. Допустимо ли? Лично мне повезло работать в издании, где названием можно оправдать все (шутка).

КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ

Эпоха, когда помнили о читателях давно прошла. Все вокруг нас заполонила реклама. Даже следующий абзац, который вы прочитаете, по сути носит рекламный характер.

Глянцевые журналы сегодня чтят менеджеров по продажам рекламы. Активных менеджеров всей душой любят. Они кормят всех сотрудников, выполняют нереальные планы продаж в нереальные сроки. Получается ли? По-разному. И от этого «разного» зависит в глянцевом бизнесе если не все, то очень многое. Например, гонорары учредителя и главреда.

LIFESTYLE-журналистика теперь дает читателю вдохновение не через журналистский материал, а через рекламу: где приобрести новую одежду, косметику, где отдохнуть. У самих работников глянцевого фронта свободы выбора фактически нет, потому что на нее нет денег. Представляете?

Да, у главреда есть масса бесплатных приглашений на светские мероприятия, шоу, концерты и пресс-туры. А еще бывают бесплатные образцы косметики и купоны на скидку от лучших ресторанов города. Но если в другом месте платят больше, то зачем эта халява? Деньги — это свобода, в том числе и в выборе косметики.

Сегодня рекламодатель готов обменять тонну своих непроданных помад ради публикации в глянце. И если заход бартером через менеджера не выходит, то в ход идет тяжелая артиллерия: письмо главреду. Но задумывался ли рекламодатель о том, что «глянцевые сотрудники» расплачиваются в продуктовых магазинах не этими помадами? Да, представляете, мы тоже живые: мы дышим, а иногда и нам хочется есть.

Презенты от «участников рынка» прибывают с понятной активизацией к Новому году и 8 Марта. Это, безусловно, приятно, если делается просто так, в качестве благодарности, если хотите.

СЛАВА ПОБЕДИТЕЛЯМ

Никто, конечно, не обещал, что в глянце будет легко, но и о том, что будет так тяжело, тоже не предупреждали. Постоянные дедлайны, отсутствие четкого графика, а иногда и выходных, стресс и ощущение нехватки времени на то, чтобы сделать материал таким крутым, как хотелось бы… Постоянная работа с клиентами, детальный учет пожеланий каждого, смешанный с наплевательским отношением на свои потребности… Такая совокупность факторов крайне быстро приводит к эмоциональному выгоранию. Впрочем, последнее слово всегда за теми, кто генерирует идеи до потери пульса. Побеждает в этой корпоративно-имиджевой гонке тот, кто не сдается. А победителем быть куда приятнее.

«Сегодня печатный глянец — вместе с тектоническими изменениями в моде и модных медиа — проходит самый непростой период своей истории», — считает главный редактор журнала Interview Алена Долецкая. По ее мнению, идет переосмысление «того, ради чего тратится дорогая бумага, и того, что должно оставаться на ней, а что может и должно уходить в digital». Отдельная головная боль — стремительное и безвозвратное сокращение читательской аудитории. «Каждое издание ищет понимание того, чего же хочет именно его читатель и кто этот читатель в реальности, а также ответ на вопрос, как соотносится редакционная политика журнала с рекламным рынком», — отмечает первый главред российского Vogue.

Я постоянно изучаю опыт мирового глянца, опыт тех, о ком еще обязательно напишут книги и снимут фильмы. Изучаю, чтобы хоть на сотую долю приблизить запущенный уровень глянца на периферии. Он же имеет место быть, правда?

Те, кто постоянно у станка, жалуются, что в высших слоях атмосферы кумовство все еще имеет место. На самом деле, это еще один глупейший миф. Главными редакторами, равно как и постоянными авторами журнала, становятся энтузиасты и одержимые своей профессией. Таковых сейчас единицы. Многие приходят в журналистику, надеясь на красивую и сладкую жизнь. Монетизировать умение ладно складывать слова на деле оказывается не так-то просто, а зачастую и совсем нереально. Чтобы оказаться на высокой должности нужно иметь хорошие рекомендации, а еще приличную телефонную книжку с «нужными» контактами. На это уходят годы. Лично мне, возможно, повезло чуть больше. Я начала свою историю еще в студенческие годы. Но повезло ли? Выбрав далеко не самый легкий путь, я счастлива, что рассыпался мой иллюзорный мир. Реальность я по крупицам собираю сама, набираясь день за днем опыта. На многое смотрю с иронией или вовсе закрываю глаза. Иначе никак.

anita_che

Добавить комментарий

Подписаться на блог по электронной почте:

%d такие блоггеры, как: